Среда, 23 июня 2021 года
ГЛАВНОЕ » Финансы » Аналитики назвали наиболее уязвимые к низкой инфляции отрасли

Аналитики назвали наиболее уязвимые к низкой инфляции отрасли

В обновленном макропрогнозе до 2021 года рейтинговое агентство АКРА обращает внимание на существенно сократившиеся возможности компаний РФ и отраслей управлять издержками после снижения инфляционного фона. Хотя структура экономики РФ способствует волатильной инфляции, в ЖКХ и инфраструктурных монополиях, в том числе электроэнергетике, успешно повторить антикризисные маневры 2014–2016 годов не удастся, и это будет влиять на платежеспособность эмитентов.

На уровне макропрогноза на 2018–2021 годы прогнозы АКРА изменились с марта 2017 года, когда была выпущена предыдущая версия, незначительно пересмотрены вверх оценки внешнего спроса (агентство смягчило прогнозы снижения темпов роста ВВП Китая), смягчены оценки жесткости рынка труда, из базового сценария исключены предположения о повышении НДС со снижением ставок страховых сборов. Больший интерес представляют оценки АКРА влияния снижающейся инфляции на корпоративный сектор, в том числе на стратегии компаний и на их способность управлять издержками. Подходы и логика рейтингового агентства в этом вопросе важны в первую очередь потому, что прогноз является основой всех моделей АКРА, а рейтинги агентства сейчас активно используются ЦБ в регуляторной деятельности.

Как и ЦБ в «Обзоре немонетарных факторов инфляции» (см. эту же страницу), АКРА допускает в перспективе 2018–2021 годов новые инфляционные всплески. Расчеты агентства показывают как наиболее вероятный (на уровне 40%) риск роста мировых цен на продовольствие на 10% в течение полугода (максимум вклада в ИПЦ — 0,35 процентного пункта, п. п.), разовая восьмипроцентная индексация энерготарифов (вероятность 20%) внесет в ИПЦ 2,15 п. п. Наконец, обвал цен на нефть до $35 за баррель (вероятность 15%) увеличит инфляцию предельно на 5,2 п. п. Все это при условии отказа ЦБ от реакции на эти события.

Расчет вероятности индексации энерготарифов АКРА вряд ли случаен, хотя агентство и считает его вероятность низкой: анализ агентства демонстрирует, что энергетика — одна из отраслей, возможности которых управлять издержками снижение инфляции до 4% прироста ИПЦ в год ограничило. По оценкам АКРА, 1% инфляции позволял экономить до 0,2% затрат (ограничение цен закупок и оплаты труда) в сырьевом секторе, строительстве, нефтепереработке, госуслугах и до 0,1% в электроэнергетике, химии, транспорте, связи и сфере потребуслуг. Кроме этого, считают в АКРА, электроэнергетика и ЖКХ — «вынужденные кредиторы» в экономике РФ, и проблема неплатежей им при низкой инфляции становится серьезнее.

В целом же, демонстрируют экономисты АКРА, низкая инфляция не позволяет использовать всей экономике механизм управления издержками, использовавшийся в 2014–2015 годах. В 2014 году удельные издержки компаний в экономике сократились на 4,3%, в 2015 году — на 3,3%, но уже в 2015 году они выросли на 4,4%, самый высокий рост с 2011 года. В 2014–2015 годах рентабельность продаж компаний при этом росла — со средних 7% в 2014 году до 8,1% в 2015 году, в 2016 году она снизилась до 7,1% (пик — 2011 год, 10,1%). По оценкам АКРА, на высокой инфляции более всего экономили крупный бизнес и госсектор, почти неспособны были экономить легпром, электроника, торговля и здравоохранение (последнее — влияние майских указов, образование снижало издержки на труд почти так же активно, как несырьевая добыча и строительство).

Неуверенность бизнеса в том, что ЦБ добьется низкой инфляции, «может стать источником отклонения от бизнес-планов», сказал журналистам в пятницу, 6 октября, директор департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игорь Дмитриев, отвечая на вопрос РБК. Это «презумпция недоверия», которая может привести к несоответствию стратегии компаний существующим условиям, считает он. Например, именно низкая инфляция стала одной из причин краха «ВИМ-Авиа», говорил Орешкин.

Этот показатель держится ниже таргета ЦБ (4%) третий месяц подряд, но глава регулятора Эльвира Набиуллина отмечала, что инфляция может колебаться в определенном коридоре. ЦБ решил привлечь к сдерживанию цен и правительство: кабмин должен бороться с немонетарными факторами волатильности инфляции, на которые у регулятора сейчас влияния нет.

«Высокая инфляция позволяет российским компаниям легче адаптироваться к кризисным явлениям, переход же в режим низкой инфляции лишает их гибкости в управлении издержками», — указывает АКРА. Экономить благодаря быстрому росту цен могли почти все отрасли, кроме здравоохранения (из-за майских указов), торговли, легкой промышленности (там и так низкие зарплаты), электротехники и электроники. С помощью заморозки зарплат и цен поставщиков в 2014 и 2015 годах (инфляция была 11,4 и 12,9% соответственно) крупные компании и часть госсектора снизили реальные расходы на 6,4% в добыче нетопливных полезных ископаемых и на 5,9% в госсекторе (в частности, в образовании). Теперь такого инструмента в случае кризиса не будет, следует из данных АКРА.


Впрочем, отсутствие возможности снижать издержки — не единственное последствие низкой инфляции для компаний, отмечает АКРА. В скором времени займы будут обходиться им дешевле (через два-три года, когда ЦБ смягчит политику по ставкам). Кроме того, «увеличивается горизонт планирования инвестиций, долговой политики и рыночной стратегии»: если раньше безнадежные долги вскоре обесценивались из-за быстрого роста цен и о них можно было забыть, то теперь денежные обязательства дольше сохраняют свою стоимость. Так, при инфляции 10% тело долга (сумма, выданная в кредит) обесценивается за восемь лет, а при 4% — уже за 18 лет.

0 комментариев